вторник, 21 октября 2014 г.

Бермудский Треугольник, Атлантический океан. Исчезновение бомбардировщиков (заключение)

Историкам авиации уже известны случаи загадочно быстрых переме­щений самолетов. Например, во время Второй мировой войны советский бомбардировщик, воз­вращаясь на базу после выполненного задания, вместо того, чтобы приземлиться на аэродроме в Подмосковье, непонятным образом проскочил его почти на тысячу километров, и оказался на Ура­ле… В 1934 году Виктор Гуддард, пролетая над Шотландией, внезапно очутился вообще непонят­но где, приблизился к совершенно неизвестному аэродрому, но последний моментально «исчез из поля зрения»…

У всех подобных случаев есть сходные мо­менты: такие «мгновенные» полеты всегда происходили при странных условиях — в белом ту­мане, странной дымке, искрящейся мгле.
Злосчастный «белый туман» довольно часто появляется и в районе бермудского треугольни­ка. Авиалайнер, летевший к Майами, попав в этот туман, исчез с экранов радаров и появился через 10 минут, но при этом все часы на борту самолета показывали время на 10 минут рань­ше. Пассажирам этого самолета повезло больше, чем команде корабля «Элдридж» — они даже ничего не заметили. Возможно, что внезапное увеличение скорости из-за «фокусов» со време­нем будет так же незаметно для глаз. Хотя это тоже странно, ведь пилоты должны были заме­тить хотя бы перебои радиосвязи и неполадки некоторых приборов, если не принимать во вни­мание пресловутый туман и сверку хронометров после полетов. Что интересно, радиосвязь с «Эвенджерами» исчезла именно после того, как пилоты упомянули о появившемся странном белом тумане и о том, что компасы внезапно выш­ли из строя. (источник http://www.mysticspot.ru/)
Вероятнее всего, в небе над Бермудским тре­угольником это звено столкнулось с нестационарной кочующей аномальной зоной, в которой у них отказали приборы и забарахлила радио­связь. Затем самолеты, находясь в «странном тумане», с очень большой скоростью перемести­лись в Мексиканский залив, где пилоты и узна­ли с удивлением местную гряду островов…
Что значит — «с очень большой скоростью»? Дело вот в чем: через полтора часа после взлета самолеты попадают в странный туман, где у них отказывают все приборы, в том числе и часы. В 16.45 самолеты выходят из облачности и восста­навливают ориентацию. По аэродромным наземным часам прошло 2,5 часа полета, и горючего оставалось еще на 3 часа. Сколько прошло вре­мени по самолетным часам, которые вышли из строя, неизвестно. Даже сами летчики вряд ли ответили бы на этот вопрос: восприятие времени в экстремальных ситуациях совершенно не та­кое, как обычно. Судить о времени можно толь­ко по двигателям самолетов — они единствен­ные работали без перебоев в аномальной зоне. В 17.22 Тейлор объявил: «Когда у кого-нибудь останется 10 галлонов (38 литров) горючего, то мы приводнимся!» Эта фраза указывает на то, что горючее и в самом деле заканчивалось. Очевид­но, вскоре самолеты и впрямь приводнились, потому что в 18.02 на земле услышали фразу: «…В любую минуту может утонуть…» Таким образом, горючее в торпедоносцах, очевидно, за­кончилось примерно между 17.22 и 18.02, хотя его должно было хватить до 19.40, а с учетом аварийного запаса — до 19.50. Получается, что двигатели жгли горючее на 2 часа больше, чем было задумано! Это можно объяснить только одним образом: в то время как на земле прошел всего один час, в белом тумане пролетело около трех! Скорее всего, за эти 3 часа собственного времени самолеты проскочили выступ Флориды с родной базой и оказались в районе Мексиканс­ком заливе.
Друзья пропавших пилотов никак не могли понять, почему они послушались лейтенанта Тейлора и выполнили посадку на штормящее море, в то время как они могли, по подсчетам диспетчеров, еще целых два часа искать землю!..
Приводнение на высокие волны практически не оставляло надежд на спасение, и, тем не ме­нее, подчиненные Тейлора беспрекословно вы­полняют этот приказ, хотя незадолго до того они громко ругались и спорили с Тейлором по пово­ду курса. Выполнить приводнение, несмотря на то, что это было почти самоубийством, пилоты могли, только зная, что горючее действительно на исходе. Предположительно около 19 часов самолет лейтенанта уже был на дне, радисты за­фиксировали обрывки разговоров других экипа­жей между собой, кто-то сквозь явный шум волн пытался вызвать Тейлора и не получал ответа. Затем умолкли и остальные голоса… На земле все еще надеялись на их возвращение, так как никто не мог поверить, что летчики и впрямь выполнили самоубийственное приводнение. Про­шел еще один час, по подсчетам аэродромного персонала у летчиков только теперь заканчивался аварийный запас горючего, и все ждали чуда… Наконец, наступило 20 часов, и стало ясно, что ждать больше нечего… Все же диспетчеры еще некоторое время не решались выключить огни на посадочной полосе, которые было видно за десятки миль, они горели еще какое-то время. Огни были выключены больше чем через час. Скорее всего, летчики тогда были еще живы. Они могли еще некоторое время держаться на воде в спасательных жилетах, после того как пошли на дно самолеты. Однако шторм не оставил им шан­сов выжить. Богатый опыт морских катастроф подсказывает, что вероятнее всего никем не най­денные пилоты были в силах противостоять хо­лодным волнам примерно до полуночи… В пол­ночь в 2500 километрах от этого места в Маунт-Верноне (Нью-Йорк) словно бы от внезапного удара одновременно проснулись Джоан Пауэре, жена одного из пилотов, Эдварда Пауэрса, и ее полуторагодовалая дочь. Забеспокоившись, она решила позвонить на авиабазу. Дозвониться ей удалось только в 2 часа ночи. Дежурный офи­цер, взявший трубку, ответил ей, что ее муж находится в полете, так и не решившись сказать ей правду. Джоан узнала о гибели мужа только утром из экстренного выпуска новостей…

Комментариев нет:

Отправить комментарий