понедельник, 30 апреля 2018 г.

Маргарет



Маргарет было двадцать три, когда родилась ее дочь, Тина.

Маргарет вместе с мужем, Джеффри, жили в обыкновенном захолустном американском городишке, в небольшом двухэтажном домике в стороне от дороги. Джеффри торговал автомобилями, а Маргарет вела домашнее хозяйство. Около полугода назад какой-то дальний родственник Джеффри умер, оставив молодому человеку всё свое состояние: это было не сказочное богатство, конечно, но деньги оказались серьезным подспорьем для молодой семьи.

Джеффри и Маргарет были очень счастливы. Они поженились около двух лет назад, а Тине еще не исполнилось и года. Но малышка уже умела ловко переворачиваться со спинки на живот и обратно, садиться самостоятельно, а недавно начала ползать, активно исследуя весь дом. Хлопот у Маргарет от этого только прибавилось, ведь уследить за непоседливой дочерью было не так-то легко, а на молодой женщине висели еще и домашние обязанности.

Маргарет по-настоящему выматывалась за день, но нанимать няню или дом-работницу не хотела: кто лучше нее самой мог следить за домом и ребенком? Во-первых, Маргарет всё-таки справлялась, пусть с и трудом, Джеффри помогал ей по мере сил, а во-вторых, ей не нравилась сама идея впустить в дом постороннего человека.

- Ничего, дорогой, я справляюсь… Да, тяжело, но Тина растет так быстро! Скоро она будет доставлять нам гораздо меньше хлопот… Тина! Не нужно жевать занавески! – строго воскликнула она, заметив, чем занята дочь. Джеффри рассмеялся. – Ну что за вредная маленькая проказница!

- Она просто милашка. Вся в маму! – наклонившись, он поцеловал Маргарет в нос. Та весело отмахнулась, улыбнувшись.

– А как твоя голова? – спросил Джеффри участливо. – Что сказал доктор?

- Мигрень, – пожала плечами Маргарет, – как я и думала. У меня еще раньше случались такие приступы, когда я была подростком. Доктор сказал, они возобновились из-за того, что я сейчас сильно устаю.

- Он прописал тебе что-нибудь?

- Да, кофетамин. Обычно он хорошо помогает при приступах мигрени.

- Надо будет заехать в аптеку. Так ты точно уверена, что нам не нужно искать домработницу?

- Точно, любимый. Не беспокойся, я справлюсь.

И она справлялась.

Дни шли. Тина подрастала, но по-прежнему оставалась отчаянной шалуньей. Маргарет едва удавалось за ней уследить. Как-то раз Джеффри поймал дочь в последнюю секунду перед тем, как та чуть не свалилась со своего детского стульчика, на котором попыталась встать во весь рост. Когда Джеффри был на работе, Маргарет постоянно приходилось бросать дела, чтобы проверить, чем занята девочка и не грозит ли ей опасность: оказалось, что самый обыкновенный дом полон страшных ловушек для любопытного маленького ребенка.

Почти постоянно Маргарет чувствовала себя усталой, невыспавшейся и раздражительной. Тина регулярно будила родителей по ночам, а потому днем Маргарет непрестанно клонило в сон, помогал только кофе. Оставить Тину без присмотра было всё равно, что вручить ей бомбу замедленного действия.

Однажды Маргарет резала овощи для салата, вполуха слушая участников ток-шоу на одном из своих любимых каналов. Тина, сидя на ковре в двух метрах от матери, прилежно играла в кубики: прямо-таки эталон ребенка. На кухне работала стиральная машина, Маргарет слышала мерный рокот ее мотора. Этот монотонный шум, равно как и жужжание голосов в телевизоре, действовал усыпляюще. Моргнув, Маргарет перевела взгляд туда, где была ее дочь и увидела одни только разбросанные кубики.

Маргарет страдальчески вздохнула, откладывая нож в сторону и скидывая нашинкованную капусту с разделочной доски в голубую салатницу.

- Тина! Ты где?

Лепет Тины донесся из кухни. Оставалось только надеяться, что она не станет дергать скатерть за край или выключать стиральную машину из розетки. Нужно пойти за ней, сейчас, осталось лишь нарезать помидоры для салата…

…Маргарет открыла глаза, ничего не понимая, но уже через доли секунды осознала: она всё-таки заснула! Боже! Сколько же она проспала? Что могла натворить Тина за это время? И… минуточку, разве она не заснула на диване, под мирную болтовню ведущих ток-шоу? Почему Маргарет очнулась на полу в кухне? Женщина не без труда села и, случайно взглянув на свои руки, ойкнула. Ее ладони были испачканы чем-то буро-красным, похожим на томатную пасту. Или на кровь. Опустив глаза, Маргарет с изумлением увидела, что ее передник вымазан багровыми полосами, так, будто кто-то вытирал об него окровавленные ладони.

Маргарет почувствовала легкую тошноту и страх.

- Тина? – нерешительно произнесла она. – Тина!

Всё было тихо, не считая приглушенного шума телевизора, доносившегося из гостиной. Охваченная уже настоящей паникой, Маргарет поднялась с пола, держась за край раковины, машинально выглянула в окно во двор, где развешивала белье… и, завизжав от ужаса, снова упала на пол, на сей раз потеряв сознание.

***

- Вы точно не заметили ничего подозрительного? – допытывался полицейский. – Странные люди около дома… Может, кто-то звонил в вашу дверь или по телефону?

Маргарет, сидя на диване, рыдала без остановки, так, что смогла в ответ лишь отрицательно помотать головой.

- Вы задаете эти вопросы уже в шестой раз! – не выдержал Джеффри. Он сидел рядом с женой, обнимая ее за плечи, бледный, как смерть, разом постаревший лет на двадцать. – Она ведь сказала вам, что никого не видела! Можно уже, ей сделают этот чертов укол и отвезут в больницу?

Полицейский что-то деловито черкнул в протоколе и кивнул.

- Да, – он взглянул на Джеффри виновато, словно желая сказать: ничего не поделаешь, задавать вопросы – моя работа.

– Да, вы можете отправляться в госпиталь с миссис Джонс. Нам нужно сделать еще несколько снимков здесь, а затем на месте преступления будет работать поисковая группа. Возможно, нам удастся на-пасть на след преступника.

Джеффри кивнул, сжав плечи Маргарет.

- Пойдем, любимая… Пойдем.

- Моя Тина! Я не уйду без нее!

- Маргарет, пойдем.

- Я хочу увидеть мою дочь!..

- Вряд ли это хорошая идея, – с исказившимся лицом ответил Джеффри. – Черт, да позовите же врача, кто-нибудь! – рявкнул он.

Появившийся в комнате парамедик сделал Маргарет укол, после чего ее увели, дрожавшую и залитую слезами, в машину скорой помощи. Джеффри брел следом, едва переставляя ноги.

***

- Какой ублюдок мог это сделать? – тихо спросил второй полицейский, когда машина скрылась за поворотом. – Ты только взгляни на это, Джеймс… Каким надо быть чокнутым сукиным сыном, чтобы сотворить такое?

Вместе напарники подошли к окну кухни, выходившему на задний двор. На бельевых веревках, будто рождественские гирлянды, сотворенные чудовищным воображением сюрреалиста, были развешены, слегка покачиваясь от дуновения ветра, петли кишок: вздувшиеся и синевато-багровые, похожие на жирных уродливых дождевых червей, прицепленные разноцветными прищепками. Мухи шумно роились вокруг этого невиданного и роскошного угощения, зловоние доносилось с порывами ветра. Побледнев, Джеймс торопливо отвернулся. Немного раньше, когда он увидел эту картину впервые, его вырвало, хотя никто из знако-мых Джеймса не счел бы его чувствительным и слабонервным.

Выпотрошенное тело девочки нашли в ее кроватке в детской, где всего несколько часов назад Тина весело смеялась и возилась со своими игрушками. Там же нашли и предполагаемое орудие преступления: обыкновенный кухонный нож, каким режут овощи. По свидетельству родителей девочки, это был их собственный нож, Маргарет резала им овощи перед тем, как… перед тем, как что?

***

С этого момента и начиналось всё непонятное. Маргарет пребывала в шоке; на это списывали странности ее рассказа. По словам молодой женщины, она смотрела телевизор и делала салат, когда вдруг обнаружила, что Тина куда-то ис-чезла. А затем, по уверениям Маргарет, она просто заснула. Или потеряла созна-ние, но очнулась уже на кухне. Возможно, преступник использовал что-то вроде хлороформа, чтобы усыпить ее, но как он смог пробраться незамеченным в дом?

Дверь в гостиную была прямо напротив Маргарет, она не могла не увидеть входящего человека.
Еще более странным казалось, что следы крови нашли на одежде и руках Маргарет; как показала экспертиза, эта кровь принадлежала убитой девочке. В то же время, никаких свидетельств пребывания постороннего в доме не нашлось. Супруги Джонс утверждали, что врагов у них никогда не было, им никто не угрожал, не было ни странных встреч, ни непонятных звонков. На ноже обнаружились отпечатки пальцев одной лишь Маргарет, что не противоречило ее словам о приготовлении овощного салата.

Не было ни малейших догадок о том, кто мог убить одиннадцатимесячную девочку столь изуверским и жестоким способом и скрыться, не оставив ни единой нити для преследователей.

Вернее, догадка была у Джеймса, но она казалась полицейскому настолько безумной и чудовищной, что он желал отбросить ее прочь. Лучше уж искать помешавшегося маньяка-убийцу, однако, эта версия тоже нуждалась в проверке.

- Сумеречное помрачение сознания… – бормотал он, расхаживая взад-вперед по детской, сопровождаемый вопросительным и беспокойным взглядом Джеффри. Маргарет в это время проходила лечение в специализированной клинике, она была в тяжелой депрессии. – Завершается глубоким сном и амнезией… Веб-камера!

Джеффри подскочил, так неожиданно прозвучал этот возглас.

- Веб-камера? – повторил он удивленно. – Ах, да! – он посмотрел в сторону, указанную полицейским. – Мы приобрели ее, чтобы можно было сразу понять, почему Тина плачет. Или просто посмотреть, что она делает… Господи, да ведь там заснят убийца! Почему я раньше не вспомнил?! Сколько времени мы потеряли!

Джеймс подумал, что время в этом случае никакого значения не имеет.

- Камера подключена к вашему компьютеру?

Вскоре Джеффри уже открывал нужный файл. Полицейский сидел с ним рядом с тяжелым предчувствием, что уже знает имя убийцы. Пока они смотрели запись, глаза Джеффри все больше тускнели; рука, сжимавшая «мышку», дрожала. Наконец, закрыв лицо руками, Джеффри разрыдался.

- Это правда, – прошептал полицейский.

Маргарет на экране компьютера повернулась в сторону камеры с безмятежным и отрешенным выражением лица.

Только что она уложила свою дочь спать; оставалось только развесить белье.

Комментариев нет:

Отправить комментарий